Вы здесь:Великая Отечественная война в художественной литературе

Великая Отечественная война в художественной литературе


И памятью той, вероятно,

Душа моя будет больна,

Покамест бедой невозвратной

Не станет для мира война…

А. Твардовский «Жестокая память»

События Великой Отечественной войны все дальше и дальше уходят в прошлое. Но годы не стирают их в нашей памяти. Сама историческая ситуация побудила к жизни великие подвиги человеческого духа. Думается, можно говорить в применении к литературе о Великой Отечественной войне о значительном обогащении понятия героика повседневности.

В этой великой битве, определившей на многие годы вперед судьбы человечества, литература была не сторонним наблюдателем, а равноправным участником. Многие писатели выступили в авангарде. Известно, как солдаты не только читали, но и хранили у сердца очерки и статьи Шолохова, Толстого, Леонова, стихи Твардовского, Симонова, Суркова. Стихи и проза, спектакли и фильмы, песни, произведения живописи находили горячий отклик в сердцах читателей, вдохновляли на героические подвиги, вселяли уверенность в победе.

В сюжетосложении рассказов и повестей вначале обозначилось тяготение к простой событийности. Произведение большей частью было ограничено кругом событий, связанных с деятельностью одного полка, батальона, дивизии, защитой ими позиций, выходом из окружения. События исключительные и обычные в своей исключительности становились основой сюжета. В них в первую очередь обнаружилось движение самой истории. Не случайно в прозу 40-х годов входят новые сюжетные построения. Она отличается тем, что в ней нет традиционного для русской литературы контраста характеров как основы сюжета. Когда критерием человечности становилась степень причастности к совершавшейся на глазах истории, конфликты характеров меркли перед войной.

В. Быков «Сотников»

«Прежде всего, меня интересовали два нравственных момента, – писал Быков, – которые упрощено можно определить так: что такое человек перед сокрушающей силой бесчеловечных обстоятельств? На что он способен, когда возможности отстоять свою жизнь исчерпаны им до конца и предотвратить смерть невозможно?» (В. Быков. Как создавалась повесть «Сотников». – «Литературное обозрение, 1973, №7, с. 101). Сотников, который умирает на виселице, навсегда останется в памяти людей, тогда как Рыбак умрет для своих товарищей. Четкий, характерный вывод без недомолвок – характерная черта Быковской прозы.

Война изображается как каждодневный упорный труд с полной отдачей всех сил. В повести К. Симонова «Дни и ночи» (1943 – 1944 гг.) о герое сказано, что он ощущал войну, «как всеобщую кровавую страду». Человек работает – вот его главное занятие на войне, до изнеможения, не просто на пределе, а выше всякого предела своих сил. В этом его главный военный подвиг. В повести не раз упоминается, что Сабуров «привык к войне», к самому страшному в ней, «к тому, что люди здоровые, разговаривавшие, шутившие с ним только что, через десять минут переставали существовать». Исходя из того, что на войне необычное становится обычным, героизм – нормой, исключительное переводится самой жизнью в разряд обыкновенного. Симонов создает характер сдержанного, несколько сурового, молчаливого человека, ставшего популярным в послевоенной литературе. Война по-новому оценила в людях существенное и несущественное, главное и неглавное, истинное и показное: «…люди на войне стали проще, чище и умнее… Хорошее у них выплыло на поверхность оттого, что их перестали судить по многочисленным и неясным критериям… Люди перед лицом смерти перестали думать, как они выглядят и какими они кажутся, – на это у них не осталось ни времени, ни желания».

В. Некрасов заложил традицию достоверного изображения будничного течения войны в повести «В окопах Сталинграда» (1946 г.) – («окопная правда»). В целом повествовательная форма тяготеет к жанру романа-дневника. Жанровая разновидность повлияла и на формирование глубоко выстраданного, философско-лирического, а не только внешне-изобразительного отражения событий войны. Рассказ о буднях и кровопролитных боях в осажденном Сталинграде ведется от лица лейтенанта Керженцева.

На первом плане – сиюминутные заботы рядового участника войны. Автор очерчивает «локальную историю» с преобладанием отдельных эпизодов, представленных крупным планом. Героизм В. Некрасов трактует довольно неожиданно для военных лет. С одной стороны, его персонажи не стремятся во что бы то ни стало совершать подвиги, но с другой выполнение боевых задач требует от них преодоления границ личных возможностей, в итоге они обретают истинную духовную высоту. Например, получив приказ о взятии сопки, Керженцев ясно понимает утопичность этого распоряжения: у него нет оружия, людей, но не подчиниться нельзя. Перед атакой взор героя обращен к звездному небу. Высокий символ Вифлеемская звезда, становится напоминанием ему о вечности. Знание небесной географии возвышает его над временем. Звезда обозначила суровую необходимость стояния насмерть: «Прямо передо мной звезда большая, яркая, немигающая, как глаз кошачий. Привела и стала. Вот здесь и никуда».

Рассказ М.А. Шолохова «Судьба человека» (1956 г.) продолжает тему Великой Отечественной войны. Перед нами столкновение человека с историей. Рассказывая о своей жизни, Соколов вовлекает в единый круг переживаний повествователя. После Гражданской войны у Андрея Соколова «родни хоть шаром покати, нигде, никого, ни одной души». Жизнь пощадила его: он женился, появились дети, построил дом. Потом наступила новая война, которая отняла у него все. У него опять никого нет. В рассказчике будто сконцентрирована вся боль народа: «…глаза, словно пересыпанные пеплом, наполненные такой неизбывной смертной тоской, что в них больно смотреть». От боли одиночества героя спасает забота о еще более беззащитном существе. Таковым оказался сирота Ванюшка – «этакий маленький оборвыш: личико все в арбузном соку, покрытом пылью, грязный, как прах, нечесаный, а глазенки как звездочки ночью после дождя!». Появилась отрада: «ночью то погладишь его сонного, то волосенки в вихрах понюхаешь, и сердце отходит, становится мягче, а то ведь оно у меня закаменело от горя…».

Трудно представить, насколько мощное влияние на воспитание не одного поколения оказал роман о подвиге комсомольцев-подпольщиков. В «Молодой гвардии» (1943, 1945, 1951 гг.) А.А. Фадеева есть все, что волнует подростка во все времена: атмосфера тайны, конспирации, возвышенная любовь, мужество, благородство, смертельная опасность и геройская гибель. Сдержанный Сережка и горделивая Валя Борц, капризная Любка и молчаливый Сергей Левашов, застенчивый Олег и вдумчивая, строгая Нина Иванцова… «Молодая гвардия» роман о подвиге юных, об их мужественной смерти и бессмертии.

В. Панова «Спутники» (1946 г.).

Герои этой повести сталкиваются с войной лицом к лицу во время первого рейса санитарного поезда к линии фронта. Именно здесь свершается проверка душевной прочности человека, его самоотверженности и преданности делу. Драматические испытания, выпавшие на долю героев повести, одновременно способствовали выявлению и утверждению главного, подлинного в человеке. Каждый из них должен что-то преодолеть в себе, от чего-то отказаться: доктор Белов подавить громадное горе (он потерял жену и дочь во время бомбежек Ленинграда), Лена Огородникова пережить крушение любви, Юлия Дмитриевна преодолеть утрату надежды создать семью. Но эти потери и самоотказ не сломили их. Стремление же Супругова сохранить свой мирок оборачивается печальным итогом: утратой личности, иллюзорностью существования.

К. Симонов «Живые и мертвые»

От главы к главе разворачивается в «Живых и мертвых» широкая панорама первого периода Отечественной войны. Все персонажи романа (а их около ста двадцати) сливаются в монументальный коллективный образ - образ народа. Сама действительность: потери огромных территорий, колоссальные людские утраты, страшные муки окружений и плена, унижения подозрительностью и многое, что увидели и через что прошли герои романа, заставляет их задаться вопросами: отчего же произошла эта трагедия? Кто виноват? Хроника Симонова стала историей сознания народа. Этот роман убеждает, что, слившись воедино в чувстве собственной исторической ответственности, народ способен одолеть врага и спасти от гибели свое отечество.

Э. Казакевич «Звезда»

«Звезда» посвящена разведчикам, которые ближе других к смерти, «вечно у нее на виду». Разведчик обладает свободой, немыслимой в пехотном строю, его жизнь или смерть зависят прямо от его инициативы, самостоятельности, ответственности. В то же время он должен как бы отрешиться от самого себя, быть готовым «в любое мгновение исчезнуть, раствориться в безмолвии лесов, в неровностях почвы, в мерцающих тенях сумерек»... Автор замечает, что «при безжизненном свете немецких ракет» разведчиков словно «видит весь мир». Позывные разведгруппы и дивизии Звезда и Земля получают условно-поэтическое, символическое значение. Разговор Звезды с Землей начинает восприниматься как «таинственный межпланетный разговор», при котором люди чувствуют себя «словно затерянными в мировом пространстве». На той же поэтической волне возникает образ игры («древней игры, в которой существующих лиц только двое: человек и смерть»), хотя и за ним стоит определенный смысл на крайней ступени смертельного риска слишком многое принадлежит воле случая и ничего нельзя предугадать.

В обзор вошли литературные произведения о Великой войне более чем известные, будем рады, если кому-то захочется взять их в руки и перелистать знакомые страницы…

Библиотекарь КНХ М.В. Кривощекова

Мы в соцсетях

   

Цифровая библиотека ПГНИУ ELiS

AndroidiOS