Вы здесь:125-лет со дня рождения Бориса Андреевича Пильняка (1894-1938)

125-лет со дня рождения Бориса Андреевича Пильняка (1894-1938)


Читальный зал гуманитарной литературы (корпус.2, ауд. 418) приглашает вас посетить книжную выставку, посвященную 125-летию со дня рождения Бориса Андреевича Пильняка (1894-1938), русского советского писателя.

Творчество Бориса Пильняка занимает особое место в истории русской советской литературы.

Борис Пильняк начал писать еще до революции. В марте 1909 года было опубликовано его первое сочинение - миниатюра «Весной», но начало постоянной литературной карьеры было положено в 1915 году, когда в журналах и альманахах «Русская мысль», «Жатва», «Сполохи», «Млечный путь» напечатали ряд его рассказов — уже под псевдонимом Бор. Пильняк (от украинского «Пильнянка» — место лесных разработок; в харьковской деревне под таким названием, где он бывал у дяди Александра Ивановича Савинова, жители назывались «пильняками»).

В 1918 выходит первая книга Пильняка — «С последним пароходом». Впоследствии он считал ее откровенно слабой, за исключением двух рассказов – "Над оврагом" и "Смерть", которые неизменно включал почти во все прижизненные издания избранных сочинений.

Воспитывался Б. Пильняк в мелкобуржуазной, интеллигентской среде. В своей автобиографии 1924 года он писал: «Настоящая моя фамилия – Вогау. Отец – земский ветеринарный врач – происходит из немцев-колонистов Поволжья; мать – из старинной саратовской купеческой семьи (ныне уже вымершей), мать окончила Московские педагогические курсы. Отец и мать были близки к народническим движениям 80-х и 90-х годов».

Резонанс творчество Пильняка получило после выхода его второй книги «Быльё» (1920). « У Пильняка свои слова, свой ритм, свои темы. У него какой-то особенно четкий рисунок и тонкая мысль подлинного модерниста» (Вестник литературы, 1920). Это была одна из первых попыток отразить быт революционной эпохи: смятение, разброд, неустойчивость и одновременно  иллюзии и надежды.  Одни приветствовали Пильняка как «бытописателя революции» и отмечали его стремление обнажить национальные корни революции; другие склонны были отождествлять его творчество с «литературой упадка».

Настоящую известность принес Пильняку роман «Голый год» (1921), первый роман о революции. В центре романа – жизнь в страшном и голодном 1919 году условного провинциального города Ордынина, который символически расширяется до общерусских масштабов. Писатель отказывается  от традиционной сюжетной линии, замещая ее мозаикой эпизодов, пишет по принципу смещения точек зрения, предоставляя слово каждой позиции и внешне устраняясь от прямых авторских оценок. В романе нет главных героев. Перед читателем проходит целая галерея «равноправных» персонажей, отражающих разные культурные «лики» города и его окрестностей: обычные служащие, большевики «в кожаных куртках», духовенство, члены коммуны анархистов, сектанты, знахари и т.д. Погружаясь в стихию революции, писатель делает вывод: «Нет единой, абсолютной правды на этом свете!»

«Голый год» обеспечил Пильняку место классика отечественной литературы 20 века. Роман был переведен на английский, французский, немецкий, норвежский, испанский, японский, грузинский, еврейский языки. В истории русской прозы пореволюционной поры этот роман сыграл ту же роль, что и поэма «Двенадцать» Блока в истории поэзии.

Творчество Пильняка с начала 1920-х вызывало в критике жаркие споры. «Вряд ли другой советский писатель вызывал одновременно столь противоречивые оценки, как Пильняк», – писал литератор-современник Вяч. Полонский.

Одни считают его революционным писателем, другие, напротив, убеждены, что именно «реакция водит его рукой». Его называли «попутчиком», и «внутренним эмигрантом», и «врагом»... Причина крылась в своеобразии его творческой и гражданской позиции. С одной стороны, он стал одним из основателей большой советской прозы, всегда подчеркивал свою лояльность революции и новой власти, хотя никогда и не состоял в компартии, с другой – внутреннее чувство вело его к художественной объективности, он ставил правду искусства выше любых идеологических предписаний. «Мне выпала горькая слава быть человеком, который идет на рожон. И еще горькая слава мне выпала – долг мой – быть русским писателем, быть честным с собой и с Россией», - писал он в рассказе «Расплеснутое время» (1924).

В 1926 году Пильняк пишет «Повесть непогашенной луны». Прототипы главных героев не названы по именам, однако современники легко разглядели знакомые черты (на основании распространенных слухов об обстоятельствах смерти М. Фрунзе с намёком на участие И. Сталина).   Здесь Пильняк впервые в литературе попытался изобразить механизм уничтожения, который зиждился на главном постулате — дисциплине, верности приказам партии. «Во имя партийной дисциплины совершаются неправедные дела,  клевещут на невинных и оговаривают сами себя». Механизм, который порожден слепым следованием догме, почва, которая порождает диктатора, тирана, этот механизм — пусть в еще неразвитой форме, но со всеми сложившимися чертами,— этот механизм был описан в литературе впервые. Понимая, что его хотят убить, главный герой отправляется на ненужную для него операцию только ради того, чтобы выполнить поступивший приказ. Бывший нарком по военным делам, без тени сомнения обрекавший на гибель тысячи людей, смиренно склоняется перед высшей волей руководителя, сознательно жертвует собственной жизнью.

Началась организованная травля Б. Пильняка. Эта кампания стала первой политической акцией такого рода в истории советской литературы. Газеты пестрели однотипными заголовками: «Советская общественность против пильняковщины», «Вылазки классового врага в литературе», «Об антисоветском поступке Б.Пильняка», «Уроки пильняковщины», «Против пильняковщины и примиренчества с ней» и т.п. Впервые была апробирована снискавшая впоследствии печальную известность формула «сам я не читал, но искренне возмущен…». Кампания травли длилась с сентября 1929 по апрель 1931.

В 1937 Пильняк пишет свой последний роман, опубликованный лишь в 1990 – «Соляной амбар». Это произведение было задумано как последнее слово писателя, его творческое завещание. На страницах романах автор возвращается к годам детства и юности, проведенным в провинции, к созреванию революции, к истокам происшедших на его глазах эпохальных сдвигов русской жизни. Роман утверждает простую и высокую нравственную истину: каждый должен самоотверженно биться за свои убеждения и жить в соответствии с собственным миропониманием.

Постепенно атмосфера вокруг Б. Пильняка становилась все более душной. Его перестают печатать. 12 октября 1937 его арестовывают (в день рождения сына, которому исполнилось три года, на даче в Переделкино). 21 апреля 1938 был осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР по сфабрикованному обвинению в государственном преступлении - организации террористического заговора писателей с целью совершения актов против членов правительства. Вменялся  и шпионаж в пользу Японии (он был в Японии и написал об этом в своей книге «Корни японского солнца») — и приговорён к смертной казни, и был расстрелян в тот же день в Москве. Реабилитирован посмертно в 1956 году.

Литература, представленная на выставке:

1. Пильняк, Борис Андреевич. Собрание сочинений : в 6 т. Т.1: Голый год : роман. Повести. Рассказы / Б. А. Пильняк ; [сост., вступ. ст., коммент. К. Андроникашвили-Пильняк]. - Москва : ТЕРРА-Книжный клуб, 2003. – 448 с.

2. Пильняк, Борис Андреевич. Собрание сочинений : в 6 т. Т.2: Машины и волки : роман. Повести. Рассказы / Б. А. Пильняк ; [сост., коммент. К. Андроникашвили-Пильняк]. - Москва : ТЕРРА-Книжный клуб, 2003. – 528 с.

3. Пильняк, Борис Андреевич. Собрание сочинений : в 6 т. Т.3: Повести. Рассказы. Корни японского солнца : роман / Б. А. Пильняк ; [сост., коммент. К. Андроникашвили-Пильняк ; послесл. Б. Андроникашвили-Пильняк]. - Москва : ТЕРРА-Книжный клуб, 2003. – 576 с.

4. Пильняк, Борис Андреевич. Собрание сочинений : в 6 т. Т.4: Повести. Рассказы. Волга впадает в Каспийское море : роман / Б. А. Пильняк ; [сост., коммент. К. Андроникашвили-Пильняк]. - Москва : ТЕРРА-Книжный клуб, 2003. – 480 с.

5. Пильняк, Борис Андреевич. Повести и рассказы, 1915 – 1929 / Борис Пильняк ; [сост., авт. вступ. ст. и примеч. И. О. Шайтанов ; подгот. текста Б. Б. Андроникашвили-Пильняка]. – Москва : Современник, 1991. – 687 с.

6. Пильняк, Борис Андреевич. Целая жизнь : избранная проза / Борис Пильняк ; [сост. и примеч. Б. И. Саченко ; вступ. ст. В. В. Новикова]. – Минск : Мастацкая лiтература, 1988. – 638 с.

7. Пильняк, Борис Андреевич. Расплёснутое время : рассказы, повести, романы / Борис Пильняк ; сост., авт. послесл. и примеч. Б. Б. Андроникашвили-Пильняк. - Москва : Советский писатель, 1990. – 608 с.

8. Пильняк, Борис. Повесть непогашенной луны : избранное / Б. Пильняк. – Екатеринбург : У-Фактория, 2005. – 928 c.

9. Пильняк, Борис. Заштат : избранная проза / Б. Пильняк. – Нижний Новгород : Волго-Вятское книжное издательство, 1991. - 318 с.

10. Пильняк, Борис Андреевич. Третья столица : повести и рассказы / Борис Пильняк ; [сост. и вступ. ст. Б. Б. Андроникашвили-Пильняк ; примеч. К. Б. Андроникашвили-Пильняк. - Москва : Русская книга, 1992. - 448 с.

11. Пильняк, Борис Андреевич. Человеческий ветер : романы, повести, рассказы / Борис Пильняк ; [авт. предисл. Б. Б. Андроникашвили-Пильняк]. – Тбилиси : Мерани, 1990. - 478 с. – (Россия - Грузия. Сплетение судеб. ХХ век).

12. Раскольников, Феликс Александрович. Статьи о русской литературе / Ф. А. Раскольников. - Москва : Вагриус, 2002. – 350 с.

13. Семиотика страха : [сб. ст.] / [сост.: Нора Букс и Франсис Конт ; лит. ред.: Анна Лебедева]. – Париж ; Москва : Русский институт : Европа, 2005. - 456 с. - (Механизмы Культуры).

14. В поисках своего пути : Россия между Европой и Азией : хрестоматия по истории российской общественной мысли ХIХ и ХХ вв. / Институт «Открытое общество» ; сост. Н. Г. Федоровский. - 2-е изд., перераб. и доп. – Москва : Издательская корпорация «Логос», 1997. – 752 с. – (Открытая книга - Открытое сознание - Открытое общество).

Выставка действует до 8 ноября 2019 года.

Часы работы отдела:

Пн. – Пт.: с 9.00 до 19.00;

Сб. – с 9.00 до 17.00;

Вс. – выходной.






 

Мы в соцсетях

   

Цифровая библиотека ПГНИУ ELiS

AndroidiOS